Уверена, этим вопросом задаются многие клиенты. Часто приходится видеть удивленные глаза, когда выясняется, что я посещаю личную терапию, будучи психологом. Часто неловкая пауза перетекает в следующее: «Ха! Ну конечно! Психолог выслушал мою проблему и записался к своему». Ладно бы к бесплатному, посоветоваться, ну а деньги-то платить, тем более, если нет проблем (?) Всё дело в том, что в нашем обществе обращение к психологу по большей части ассоциируется с недомоганием, проблемами, а то и с психическими расстройствами. В этой статье я расскажу вам о том, зачем здоровому человеку психотерапия и для чего она просто необходима практикующему психологу.

Начну с того, что психотерапия – некий процесс, помогающий человеку понять себя и свои взаимоотношения с окружающими, а при желании и улучшить их. В зависимости от подхода возможна разная степень «погружения»: одни ориентированы на быстрое снятие «симптома», другие – на самоисследование, третьи сочетают и то, и другое. То есть, некоторые ориентированы на результат, некоторые на процесс. Более того, одни подходы успешно применяются в клинической практике, другие эффективны в решении повседневных задач. Главное, не перепутать.

Говоря о необходимости терапии, я всё же опираюсь на те, в которых предусмотрена глубокая степень погруженности в личный опыт клиента. В моей практике это гештальт и психодрама, но есть и другие. Когда «проблемы» клиента заканчиваются – вот тогда-то и начинается настоящая глубинная работа. Клиент чувствует: «Вроде бы всё хорошо, но почему-то моя жизнь меня не совсем устраивает».

Для большей наглядности приведу пример: Представьте, что вы только что получили водительское удостоверение и покупаете первый автомобиль. Вы еще не совсем уверены, что готовы тратить деньги на что-либо большое и мощное, мотивируя это чем-то вроде «вдруг разобью» (характерно для тревожных личностей). В итоге выбираете автомобиль в соответствии со своими водительскими навыками и финансовыми возможностями. Но проходит время, вы научились чувствовать машину, разбираетесь в ее устройстве, знаете какой бензин и автосервис лучше и вам уже существенно не хватает мощности или «статусности» ранее выбранного авто. Вот тогда, скорее всего, вы станете искать что-то действительно «по душе» — что-то, что подходит вам больше. Конечно, никто не гарантирует, что на этом процесс завершится – возможно, он перейдет на новый виток. В приведенном примере, как и в жизни, человек постепенно узнает свое «Я», развивается и ему становится тесно в тех рамках, в которые он поставлен предыдущим опытом, он из них просто-напросто вырос. Но в жизни многие люди не решаются на новый виток, потому что каково оно, снаружи, они не знают – да и тревожно это: старый способ не устраивает, а новый еще не сформирован. В подобном случае просто необходимо безопасное пространство, помогающее выстроить этот «новый» способ. Терапевт, со своей стороны обеспечивает безопасность и поддержку, необходимые клиенту, сопровождает этот процесс.

В переходе «на новый уровень», психологи, кстати, тоже не исключение, но помимо этого аспекта важен еще один: психолог работает «собой» и основной его инструмент – его же личность. В процессе терапии клиент имеет возможность поднимать любые темы, обращаться с любыми проблемами, и готовность психолога к этому во многом определяется его личной «проработанностью», тем, насколько он готов находиться в профессиональной позиции по отношению к своему клиенту.

Есть терапевты, заранее определяющие круг тем, в которых они не работают. И, на мой взгляд, это, с одной стороны, говорит о бережном отношении специалиста к своему внутреннему миру, с другой – о его неготовности по каким-либо причинам идти в эту тему. И если к таким профессионалам моё отношение скорее положительное, то есть категория психологов, которые, как я считаю, не полезны своим клиентам. Это психологи, считающие, что у них нет проблем и ни личная терапия, ни супервизия, ни хотя бы интервизия им не нужны. Вообще никогда. Не всегда, но достаточно часто это говорит о том, что специалист просто не видит всей картины происходящего и, соответственно, выпадает из профессиональной позиции, путая её с личностной (которая, кстати, тоже имеет место быть). И «терапия» в таком случае пойдет не по пути опыта клиента (как поведенческого, так и эмоционального), а по пути опыта терапевта. С таким же успехом вы можете поговорить с хорошим другом за чашечкой чая. Профессионализм же терапевта состоит в том, чтоб как можно чаще сохранять профессиональную позицию в отношении опыта клиента, отслеживать моменты «перехода» из позиции специалиста в личностную позицию (когда проблематика клиента является проблематикой и терапевта тоже) и при первой же возможности обращаться к личному терапевту, а при необходимости и к супервизору.

Таким образом, личная терапия необходима психотерапевту, потому что:

— позволяет терапевту лучше концентрироваться на опыте клиента (а не на своём), так как имеет специально организованное пространство для работы со своими сложностями

— терапевт, проходящий терапию скорее всего более устойчив (при прочих равных), так как имеет собственное безопасное пространство, в котором можно найти опору, если она потребуется

— терапевт, имеющий свой собственный клиентский опыт вероятно более бережен к внутреннему миру клиента (так как сам был в его роли)

— терапевт, имеющий клиентский опыт зачастую лучше умеет «выдерживать границы» (так как на собственном опыте знает «как должно быть» и уже «натренировал» навык смены клиентской и терапевтической позиций)

— терапевт, работающий над собой скорее поймет, где именно проблема клиента, а где его собственные «острые углы»

— терапевт, находящийся в терапии – человек, осознающий необходимость работы над качеством жизни и осознанно выбирающий для себя путь самосовершенствования и саморазвития

Конечно, наличие личной терапии у вашего психолога априори не гарантирует его душевное здоровье, но шансы существенно повышает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *